ММА

«Думаю, Хэлси согласится на третий бой со Шлеменко». Большое интервью матчмейкера М-1

Станислав Харламов рассказывает LastRound.ru об особенностях работы матчмейкера в России – как найти крутого бойца из Бразилии, почему не выступают братья Яндиевы, как сделать звезду из молодого бойца и как определить, что предстоящий бой может получиться действительно зрелищным.

– Что такое быть матчмейкером М-1?

– Все, что я буду говорить про М-1 – это немного половинчатые сведения, потому что я работаю вместе с Александром Шулдяковым, мы занимаемся этим вместе. Он отвечает за всех бойцов из СНГ, а я – за всех иностранцев. Соответственно, процесс составления любого файт-карда мы обсуждаем по скайпу.

Допустим, у нас есть турнир в Казани, 23 сентября, 12 слотов – нам нужно столько-то иностранцев, у нас такие-то люди на контракте, вот этих бойцов мы хотим свести, вот этими мы хотим освежить дивизион и так далее. Начинаем прикидывать – кто готов, кто не готов, кто стилистически интересен, и постепенно составляем файт-кард.

ЧИТАЙТЕ У НАС: 10 боев, которые нужны от Fight Nights и М-1

– Как происходит выбор иностранных бойцов, и ориентируетесь ли вы на рейтинги от Fightmatrix?

– Я знаю, что в последнее время очень сильное влияние начинает оказывать пресловутый рейтинг Fightmatrix (fightmatrix.com – статистический сайт, составляющий рейтинг бойцов – LastRound.ru). Его часто упоминают другие матчмейкеры, российские комментаторы. Все говорят: «Боже мой, этот чувак 150-й в рейтинге Fightmatrix, представляете себе?». Или в ТОП-50.

Честно скажу я не смотрю Fightmatrix. Вообще. Я думаю, что Александр тоже не смотрит. Во-первых, это очень субъективный рейтинг, а во-вторых, и это следует из первого, он, в общем-то, ничего не отображает. Это на мой взгляд, возможно, я не прав.


Приведу пример – на турнире в Москве будет драться один бразильский парень из маленькой весовой категории. У него крутой рекорд, но он условно на 150-м месте. Совсем недавно он дрался с соперником, который сейчас 35-й. Он этого соперника бил весь первый раунд, превосходил его, потом получил сечку, и из-за этого бой был остановлен доктором, и, соответственно, проигран по решению доктора.

Но Fightmatrix учитывает этот момент – тот парень стал 35-м, а наш боец – 150-м. Должно ли это меня останавливать? Я думаю, что не должно. Я думаю, что если он интересный боец, то, в принципе, вообще без разницы, пусть он хоть 600-й в рейтинге.

Стиль, интересность, зрелищность, плюс какие-то, скажем так, околоспортивные факты. Мы делали турнир в Казани и знали заранее, что бой Михаила Коробкова против Нэйта Ландвера будет крутым. Потому что Михаил Коробков – личность незаурядная и Нэйт Ландер – тоже. Я смотрел его видео, видел его стиль, как он проводит бои. И мы с Александром такие: «О-о-о, ну все, вот этот бой – прямо точно». И в результате получилось именно то, чего и ожидали (Ландер нокаутировал Коробкова во втором раунде – LastRound.ru).

Так что интересует больше подходящий по стилю и другим моментам соперник, а не какие-то сухие цифры. В общем-то, у нас было много бойцов, которые может и не выделялись великим рекордом, но давали бой, давали зрелище, и все были счастливы. Поэтому на всякие Fightmatrix мы точно не ориентируемся.

– Если при подборе бойцов вы не ориентируетесь на Fightmatrix, то как именно находите нужного человека и понимаете, что он крутой? Просматриваете «нишевые» турниры или андеркады UFC?

– Во-первых, менеджеры сами присылают много профилей бойцов. Они уже знают, куда присылать и пишут: «Есть вот такие бойцы». Таких нужно просмотреть и понять, насколько они будут интересны, что там с ними и как.

Во-вторых, да, достаточно часто бывает, что приходится смотреть «нишевые» (локальные турниры из разных стран – LastRound.ru) турниры. Но при этом я могу честно сказать, что очень многие бои в UFC я не смотрю. Многие удивляются: «Как же так, ты не смотрел андеркард последнего UFC?». Бывают такие турниры, например, UFC Fight Night в какой-нибудь деревне – я не смотрю весь кард, может быть, один или два интересующих меня боя. А вот какой-нибудь скандинавский турнир или турниры в Польше, Чехии, Германии иногда мне интереснее посмотреть, потому что потенциально там могут быть какие-нибудь бойцы для нас или какие-то бойцы, которых я знаю или уже держу на примете.

– Сколько боев приходится смотреть за неделю?

– Я бы хотел козырнуть и сказать, что смотрю, например, 300 боев в неделю, но такого нет. Интересен какой-то боец и по нему находишь и смотришь видео.

Я не верю, что сейчас есть люди, которые смотрят все бои UFC. Прямо все – с первого и до последнего, с самого андеркарда, каждую неделю, каждый UFC Fight Night. А вот раньше такое было – были люди, которые прямо гордились и говорили: «Вот уже два года я отсматриваю все бои».

Но ты можешь просмотреть миллион боев, но в работе тебе это не поможет, если ты смотришь их, как фанат. Или ты можешь посмотреть всего 10 боев, но те, которые тебе нужны по работе, и из которых ты делаешь выводы. Когда есть, что и на кого посмотреть – тогда я смотрю. Когда нет – значит, ищу на кого смотреть.

– Откуда более выгодно привозить бойцов?

– Тут тоже все зависит от ситуации. В среднем, наверное, иностранцы стоят чуть подороже, чем россияне. Кто-то чуть, а кто-то не чуть.

Американцы обычно чуть подороже, чем бразильцы, потому что бразильцев реально много. Бразильский рынок перенасыщен очень хорошими, реально крутыми бойцами с серьезными рекордами и серьезной оппозицией. И за небольшие деньги они готовы приехать.

ЧИТАЙТЕ У НАС: Бои Бразилия vs Европа в идеальном мире

У американцев рынок сбыта побольше, они могут выступать у себя в США за неплохие деньги, либо UFC их подпишет на какой-нибудь локальный турнир.

Но все это по ситуации – зависит от бойца, зависит от многих факторов, от условий, от промоушена и взаимоотношений бойца с организацией. Например, бывает позиция: «вы нам предлагаете меньше денег, чем какая-то организация, но мы знаем, что вы надежные, что дадите бои, и все будет на хорошем уровне, поэтому мы готовы даже чуть-чуть уступить в деньгах».

– Нет ли ощущения, что финансово ACB и Fight Nights сейчас посильнее и создает ли это проблемы при поиске бойцов?

– Если появляются конкуренты, значит, скорее всего, у бойцов появляется больший выбор. Значит, они могут торговаться. Теоретически для работодателей это плохо. С другой стороны, я смотрю на эту ситуацию, как фанат, а не как работодатель.

Я считаю, что есть разные организации. У каждой организации своя аудитория, свои зрители, своя какая-то концепция. Нет такого, что мы самые лучшие, а все остальные – ни о чем. Или когда люди начинают говорить: «М-1? Да я их даже не смотрю уже два года». Или Fight Nigths, или любой промоушен.

Я все смотрю, и даже не понимаю, как человек может работать в такой индустрии в России, и не смотреть бои своих конкурентов. Всегда есть, что почерпнуть, всегда есть, что увидеть. Опять же, какие-то знакомые бойцы – кто-то, кто дрался у нас или кого ты знаешь лично.

Наверное, если выбирать из двух вариантов – лучше пускай ММА развивается, бойцы захотят больше денег, но, может быть, у организаций будет больше возможностей эти деньги откуда-нибудь вытащить, привлечь спонсоров. Нежели будет, допустим, одна организация, которая будет делать один турнир раз в 2 месяца, это будет монополия, куда все будут готовы идти за 200 долларов, и ничего не будет развиваться. Сейчас все круто и интересно.

– На турнире M-1 Challenge 83 в Казани Брэндон Хэлси победил Михаила Рагозина. Что дальше для Хэлси и насколько возможен его реванш с Шлеменко в М-1 в 2018 году?

– Дальше у Хэлси продолжается контракт. Будем смотреть, с кем он будет биться. Сам он изъявил желание подраться до конца этого года – в ноябре или в декабре. Не знаю, насколько это выйдет. Если выйдет – подерется, не выйдет – значит, подождет.

Что касается Шлеменко – даже и не знаю, мне кажется, что эта история уже немножечко исчерпала себя. Все-таки два боя прошло – да, статистически, может быть и нужен третий бой. И сам он говорил, что хочет, чтобы третий бой все расставил по местам. Скажем так – если будет запрос от аудитории на этот бой, значит, сделаем. Если не будет, значит, что-то еще придумаем, кого-то еще найдем.

ЧИТАЙТЕ У НАС: Почему все новости этих выходных для Александра Шлеменко и Андрея Рябинского

– А как вообще определяется степень интереса аудитории к какому-нибудь поединку?

– У меня нет каких-то инструментов для узнавания интереса аудитории. Нет такого, чтобы я мог сказать: «Этот поединок не хотят видеть 80% зрителей».

В случае Хэлси и Шлеменко – это определяется, скорее, по законам жанра. Когда человек говорит: «Я проиграл и хочу реванш», достаточно редко подразумевается, что он проиграл, возьмет реванш, а затем возьмет еще один реванш.

Наверное, если спросить Брэндона, он скажет: «Конечно, я хочу третий бой». Если спросить Александра, я думаю, он будет не настолько настроен. Мне кажется, что для себя он доказал все, что хотел доказать – что в первый раз была случайность, а во второй раз уже все закономерно.

Если говорить про зрителя – по итогам их боя лично я не видел серьезного общественного запроса на третий бой. Не было такого, что кто-то писал: «Не-не-не, мы не поняли, надо бы третью часть». Как-то все отреагировали в духе: «Ну вот, понятно, наверное, это и есть самый закономерный итог, спасибо, что разрешили наши сомнения». Пока что я не вижу, что люди очень сильно хотят третий бой увидеть.

– На сколько боев рассчитан контракт у Хэлси?

– Я не могу раскрывать условий, но пока еще контакт есть, и он идет.

– За месяц и два дня до турнира М-1 Challenge 85 не определен соперник Дамира Исмагулова. Почему так, есть ли кандидаты?

– Есть такой момент, да. Дело в том, что бой в Казани между Владимиром Канунниковым и Раулем Тутараули планировали именно как контендерский (претендентский – LastRound.ru) бой, так как Артем Дамковский травмировался и появится только к весне, а остальные либо еще не созрели, либо, как Максим Дивнич, только проиграли Исмагулову.

Мы думали, что победитель боя между Канунниковым и Татараули станет следующим контендером. Естественно, мы рисковали, так как было всего пару месяцев между боями. В итоге все получилось не лучшим образом.

Тутараули выиграл, бой получился классным, но Раул получил некоторые травмы, достаточно ощутимые, чтобы помешать ему подготовиться к бою с Исмагуловым за месяц. Доктор сказал, что порядка 20 дней он не может проводить контактные тренировки.

Поэтому сейчас мы ищем варианты. Есть кандидат, который мне прямо нравится – иностранный боец. Но, возможно, это будет не титульный бой, потому что все-таки титульный бой нужно заслужить. А потом Тутараули и Дамковский поправятся, и все пойдет своим чередом.

– Нет ли ощущения, что по сравнению с прошлыми большими турнирами в Москве в М-1 Challenge 85 немного проседает по большим именам?

– Как матчмейкер я знаю каких-то бойцов, как и знаю, что некоторые бойцы дадут крутые бои. И поэтому мне кажется, что кард должен быть интересным. Именно по ожидаемой интересности, если так можно выразиться, я думаю, все будет круто.

Но, да, людей привлекают имена. Они видят фамилию Шлеменко и говорят: «А-а-а, ну все, этот турнир должен быть крутой». Или Харитонова. В этом плане – да, нет ни Шлеменко, ни Харитонова, по тем или иным причинам не могут они у нас принять участие.

ЧИТАЙТЕ У НАС: ММА и бокс в текстах русских рэперов. От Гнойного до Гуфа

– Правильно ли я понимаю, что сейчас М-1 делает ставку на развитие молодых звезд, выращивание бойцов?

– У нас такая ставка всегда и была и никогда не снималась с повестки дня. Если вы посмотрите – у нас начинали те люди, которые потом становились звездами. Виктор Немков, Рамазан Эмеев, Рашид Магомедов, Александр Волков и другие.

Когда мы делаем турнир, мы можем привлечь звезд с именем – и это будет стоить очень много денег. Эти бойцы могут что-то показать, а могут и не показать. Или же мы можем дать проявить себя каким-то молодым дарованиям. Какому-нибудь условному Коробкову, Колеснику – людям, которым 22-24 года и у которых реально есть потенциал, чтобы со временем совершить качественный скачок.

На мой взгляд, если грамотно человека вести, и если он сам хочет что-то делать, то вырастить талант если не проще, то точно интереснее. Ты смотришь, как человек растет на твоих глазах.

Если взять того же Дамира Исмагулова. Когда он у нас начинал, его никто не воспринимал всерьез. Ну, какой-то парень из Оренбурга, вроде есть у него какие-то задатки. А сейчас вы сами видите, в какую машину он вырос.

– Вопрос немного не по вашей части, но раз мы говорим о молодых звездах – насколько сложно их раскручивать и продвигать?

– Да, наверное, этот вопрос скорее к пиарщикам. Я могу сказать именно как матчмейкер – их нужно вести осторожно. Даже не то чтобы вести – есть много случаев, когда с этим сильно перебарщивают. Когда есть какая-то молодая звезда, и она идет по каким-то уже обветшалым людям, и делает это так долго, что вроде как уже и не такая молодая звезда, а все никак ни до чего не дойдет. Бывают и такие случаи.

Есть люди, которые говорят: «Да ну на фиг, вот вы берете молодняк, и кидаете их под танки». Как показывает практика – именно когда начинающему и перспективному бойцу дают шанс проявить себя, именно тогда обычно и рождаются звезды. В свое время, например, это Марат Гафуров против Маирбека Тайсумова – никто не ставил на Марата, а он взял и выиграл.

Или Марчин Тыбура. Сколько я его помню, в четырех или даже пяти боях из восьми он сто процентов он было андердогом. Постоянно говорили: «Да, это понятно, какой-то плюшевый мужик, сейчас его завалят». И он раз за разом всех побеждал, причем побеждал уверенно, даже до решения не доводил.Поэтому тут сложно сказать – нужно смотреть, на что человек сам готов. И человек должен понимать, чего он ждет от своей карьеры, куда он хочет стремиться. Если у него позиция: «А, я дерусь и когда-то, наверное, стану звездой, а до этого я не хочу рисковать», тогда с ним будет сложно работать. А если он приходит и говорит: «Делайте из меня звезду, а я сделаю все для того, чтобы вам помочь», тогда, конечно, намного легче.

– Тыбура здорово выглядит в UFC, как и еще один бывший боец М-1 Александр Волков. Оба сейчас в ТОП-10 UFC – для вас это плюс (ведь они дрались у вас) или минус (ведь они больше не дерутся у вас)?

– Вообще из тех людей, кто от нас уходили в тот же UFC, наверное, я не назову ни одного человека, с кем бы у нас были плохие отношения. В подавляющем большинстве случаев все бойцы потом приходят к нам на турниры, и мы им рады.

Например, тот же Александр Волков был секундантом Михаила Заяца на турнире М-1 в Хельсинки. Рамазана Эмеева мы часто видим, Рашида Магомедова, Маирбека Тайсумова – когда у них выдается свободное время, они появляются у нас на турнирах. С бывшими бойцами у нас нет каких-то обид или претензий: «ты должен был остаться у нас». Что значит должен? Они вели себя, как профессионалы, они все сделали, отработали свой контракт.

Помогли ли мы им стать звездами или заметными для UFC бойцами? Наверное, это им решать. Говорить, что мы из них что-то вылепили нельзя, ведь они для этого тоже что-то делали. Люди, которые все это понимают, относятся к нам с благодарностью, а мы – к ним. Нет причин для ненависти, парни пошли дальше, дерутся в Америке, все классно. Станет кто-то чемпионом – здорово, в принципе, это и для нас опосредованная реклама: какой-то наш боец стал чемпионом UFC. По-моему, это круто.

– В августе у М-1 прошел турнир в Финляндии. Насколько мне известно, вы долгое время живете в этой стране. Как оказались здесь?

– Да, я живу в Финляндии уже 15 лет. Я закончил школу, и мне предложили приехать сюда учиться. В смысле, без родителей, одному. Я закончил аналог техникума, потом учился в университете, ну и как-то закрепился – женился, развелся. Многие люди, например, кто приезжает сюда из Санкт-Петербурга, говорят, что в Финляндии очень скучно. Но нужно сказать, что дома я бываю достаточно редко – за месяц где-то недели полторы-две. Все остальное время либо куда-то еду, либо откуда-то приехал, поэтому особо нет времени заскучать.

А так – когда живешь здесь полжизни, конечно же, привыкаешь к месту. В общем, здесь нормально, было бы плохо – наверно, не жил бы здесь.

Насколько в Финляндии развиты смешанные единоборства?

Мне кажется, у финнов есть хороший потенциал, который нужно реализовывать. Но нужен какой-то толчок. Вообще многие люди думали, что изначально UFC придет именно в Финляндию, а не в Швецию. В Швеции долгое время были запрещены удары локтями в голову, а у финнов было разрешено все. Поэтому все и думали, что если UFC решит прийти в Скандинавию, то по-любому в Финляндию. Насколько я знаю, в Норвегии ММА вообще запрещено, в Дании разрешено, но не уверен, может, тоже с какими-то ограничениями.

В итоге в Швеции отменили запрет на удары локтями и буквально через пару месяцев UFC провели первый турнир в Стокгольме. А финны до сих пор как-то обделены, как мне кажется, незаслуженно. У них есть хорошие бойцы, но многие из них варятся в своем соку – выступают на местных локальных местечковых турнирах, где не могут платить очень большие деньги. И вот так они и продолжают драться. Да, кто-то из них когда-то попадает в UFC, тот же Антон Куйванен, но это разовые акции.

Сложно было находить местных бойцов для турнира?

– После 15 лет жизни здесь, с одной стороны, я понимаю менталитет финских людей, а с другой стороны – иногда это является тормозом в переговорах. Иногда финны бывают немножечко инертны. Но при всем при этом, мы сделали турнир, и я могу честно сказать, что из топовых финских бойцов, которые были свободны на тот момент, в общем-то, мы всех вытащили. Буквально кроме нескольких человек – Яни Салми дебютирует 27 октября на турнире в Санкт-Петербурге, он не смог выступить в августе. Антон Куйванен должен был быть, но он травмировался и, может быть, выступит в начале следующего года.

А так – все, кто были свободны, выступили. И выступили, в принципе, неплохо, интересно. Говорят (я сам не знаю, не считал), было порядка 3,5 тысяч людей, и это едва ли не рекорд для финских ММА. Здесь нужно понимать, что это все-таки не Россия, здесь нет такого: «О, собрали целый «Ледовый». Чтобы вы понимали, у них там главный турнир Cage обычно проводится в Доме Культуры в Хельсинки вместительностью примерно на 1000 человек. И это главная финская организация. Поэтому, когда мы собрали 3,5 тысячи человек, все сказали: «Ого, ни хрена себе, нормально».

ЧИТАЙТЕ У НАС: 10 худших стоп-кадров в истории российских промоушенов

– Насколько вообще оправдано проведение турнира в Хельсинки, как руководство оценивает перспективы этого рынка?

– Здесь, наверное, лучше спросить у Вадима Григорьевича, нашего шефа (Финкельштейна – LastRound.ru). Он сможет сказать, сколько вложили, сколько вышло обратно, кого из инвесторов привлекли.

С моей точки зрения – на любой новый рынок нужно заходить достаточно подготовленным. Хотя бы понимать, кто там, что там – какие люди могут привлечь аудиторию, какие не могут. Например, есть какие-нибудь бойцы, они слабенькие, но могут привлечь кучу народа. В Китае есть такие люди. Они среднего уровня, но супер-любимцы публики, мейнстримовые герои. Ставишь такого бойца в кард, и на него приходит тысяча человек сходу. Вот эти вещи, как мне кажется, нужно учитывать, нужно готовить. Иначе это будет тратой денег.

Понятно, что у всех своя стратегия и здесь кому что нравится, но мне кажется, что сходу это сделать сложно. Например, появились сейчас у кого-нибудь деньги, и они говорят: «Сделаем турнир в Гондурасе». И по фигу, что в Гондурасе нет бойцов или что в Гондурасе никому это не интересно. Сделать – то можно, но это будет просто трата денег.

В Финляндии до М-1 свой турнир здесь проводила организация EuroFC. Это был первый и последний турнир, потому что потом они обанкротились. Это был хороший турнир, хороший кард с хорошими бойцами. И вот они дали определенный толчок. Все забегали, появилось какое-то развитие.

Вернуться у нас в планах. Пока еще ничего не утверждено, но мы работаем над этим, возможно, будет турнир в начале года. Я надеюсь, что у нас будут чемпионы из Финляндии, потому что мне всегда говорят, мол, в Финляндии живешь, а никого дельного найти не можешь.


– Планируются ли еще бои футбольных фанатов или какие-то подобные акции?

– Над этим мы постоянно работаем – над привлечением аудитории. В ближайшее время в Питере будет бой самого главного футбольного болельщика (Сергей Романов будет драться 27 октября с Алексеем Кунченко – LastRound.ru). Бой за титул. И люди раскупают билеты, насколько я знаю, его единомышленники очень активны. Должна быть серьезная битва.

А так – ну, конечно, надо, мне кажется, исследовать все возможности. Мы организовали битву футбольных фанатов, и вы сами видели – нормально так срезонировало. Это не было чем-то плохим или непристойным. Это два хорошо подготовленных человека сразились между собой, чуть-чуть создали шума вокруг своего боя. Даже не чуть-чуть. В общем-то, мне кажется, все от этого только выиграли.

Если у нас будет наклевываться что-то подобное, однозначно, мы будем это делать.

– Как вы вообще узнали, что существует такой боец Сергей Романов? Как вы его заметили и пригласили в организацию?

– Про него мне сказал Александр Шулдяков где-то два года назад. На Александра вышел менеджер Сергея, они поговорили. После чего Александр рассказал нам, что есть интересный и перспективный парень из фанатской среды, у него есть активная болельщицкая группа. Но было непонятно, готов ли он к М-1. Мы решили, что сделаем Сергею бой с Фелипе Нсуе на турнире «Золото скифов» в Оренбурге. Кто из них выиграет – тот и попадет в М-1.

Тогда выиграл Романов. Надо сказать, не без труда – Нсуе оказал хорошее сопротивление и проиграл решением судей. Так Сергей и оказался в М-1.

– Я правильно понимаю, что неизвестный боец может попасть в серьезную организацию преимущественно через менеджера?

– В любом случае, работа менеджера должна проводиться. Вообще, в России, работа менеджера бывает недооценена и иногда бывает не очень правильно понята.

Многие бойцы, с которыми доводилось общаться, говорили: «Да ну, что там этот менеджер – просто какой-то мужик, который будет у меня брать 20% от гонорара просто за то, что он вам позвонил и договорился? Я и сам могу».

В принципе, любую деятельность можно низвести до таких примитивных вещей. Но менеджер – это важно. Грамотный, хороший менеджер направляет бойца, раскручивает, пихает в какие-то СМИ. Плюс ко всему, менеджер несет ответственность за бойца. Есть же всякие бойцы, некоторые могут сказать тебе, что готовы к бою, ты уже собираешься поставить их в кард, а они говорят: «Ой, а я не готов».

Бывало много случаев, когда пишет какой-нибудь парень: «Вот, смотрите, у меня есть супер-боец». Ты смотришь – да, хороший боец. Согласовываем условия, деньги, а ближе к бою начинается: «Вот, боец заболел, у него семья, он не может». Ладно, хорошо, давайте попробуем сделать бой попозже. Пробуешь позже – этот боец уже гоняет вес или какая-то новая проблема. И так постоянно они мурыжат, а ты понимаешь, что этот «менеджер» – не менеджер и вообще непонятно, чего он хочет. Причем вполне возможно, что в испорченный телефон менеджер играет и со своим бойцом, который сидит где-нибудь в Бразилии, Бельгии или Англии, а ему вешают лапшу на уши.

Есть другое - у Александра Шулдякова большая коллекция сообщений, когда люди пишут: «Здравствуйте, меня зовут Иван, я никогда не дрался в ринге, но на улице я никогда не давал заднюю, поэтому возьмите меня, пожалуйста, в бои». Что на это сказать? Классно, но как мы можем определить твой уровень, исходя из того, что ты здорово дерешься на улице?

– Про проблемных менеджеров вы рассказали, а как часто встречаются проблемные бойцы?

– В большинстве случае люди нормальные и понимающие. Потому что, опять так, если мы кого-то берем, этот боец уже вышел на уровень, когда он понимает, что это все уже не игрушки, и что нужно серьезно относиться к своей карьере и к своему продвижению.

Но случается всякое: редко, но бывает, когда встречаются бойцы, которые капризничают: «Не хочу ехать на съемки, давайте перенесем на завтра», «Ой, я не могу, ой, я как-то подустал» и в таком духе.

Это не очень здорово, и большинство людей это понимают. Сейчас все меньше людей с позицией: «Да бросьте, я же хорошо дерусь, а что, я должен еще что-то делать для вас за пределами ринга?». И приходится объяснять, что, во-первых, да, должен. Во-вторых, не для нас, но и для себя. И потом эти же люди искренне не понимают, почему мы не можем сделать из них звезду. А боец, который выиграл пару боев, становится более популярным. Но второй парень активно во всем участвует, сам себя пиарит, раскручивает свои бои, а первый – выходит, бьется и уходит.

– Почему братья Яндиевы не выступают в М-1?

– Честно сказать – я не знаю. Я не отвечаю за бойцов из СНГ. Недавно читал – Абукар вроде говорит, что ему поступило предложение из UFC. Не знаю, поступало или нет. В целом, как я понимаю, у него много травм. Ну, как он говорил. И из-за этого он решил свои выступления прекратить. Но, опять же, это его дело, его решение, мы не можем ему сказать, мол, у тебя недостаточно серьезные травмы, дерись дальше. Человек снял с себя чемпионские полномочия, значит, вакантный титул разыграли, и теперь у нас новый чемпион – Дамир Исмагулов.

Так же и с Адамом – я знаю ровно то же самое, что знают люди из пабликов ВКонтакте. Сейчас о нем не было вестей, вроде как Абукар сказал, что, может быть, Адам вернется. Больше ничего не могу добавить.

Текст: Богдан Доманский


comments powered by Disqus

ГЛАВНЫЕ НОВОСТИ

РОНДА РАУЗИ ВОЗВРАЩАЕТСЯ - UFC СНИМАЕТ ИДЕАЛЬНОЕ ПРОМО