ММА

«К акценту МакГрегора легко привыкнуть. Сложнее с Хантом». Человек, который переводит ММА-видео

Голос Владимира Антоненко может слышать 700 000 влюбленных в ММА людей из популярного паблика в VK.com. LastRound.ru решил узнать, почему парню из Екатеринбурга стало интересно переводить видео UFC и озвучивать нецензурные выражения Конора МакГрегора.

– Есть ощущение, что ты и Хабиб двое россиян, для популярности которых Конор сделал больше всех в мире.

– За себя могу сказать, что мое первое переведенное видео было действительно с Конором, но вы его нигде не найдете. Когда попробовал перевести первое видео, это было что-то к бою между Конором и Диего Брандао (бой состоялся 19 июля 2014 года – прим. Lastround.ru). Попробовал тридцать секунд, мне не понравилось, и я забыл про это. Даже никуда не отправлял этот перевод. В тот момент просто появилась идея, которая не была привязана ни к популярности, ни к деньгам, ни к рекламе. Я подумал, что можно попробовать. Но все пошло с МакГрегора, да.

– Что именно не понравилось в тот момент?

– Я думаю всем знакомо, когда на записи твой голос звучит отвратительно, будто другой человек говорит вообще. Не было опыта, не получалось так хорошо формулировать мысли, как сейчас. Просто не легла душа, решил не выкладывать, не позориться.

Первая работа, которую я выложил в интернет – это вторая работа, которую я пытался сделать вообще. Когда Деметриус Джонсон дрался с Крисом Кариасо (27 сентября 2014 года), в андеркарте снова был МакГрегор, я перевел целый ролик, скинул его Андрею (админу паблика Best of MMA), он оценил. Потом увидел, как ребята в комментариях под видео писали, что им нравится, что они хотели бы видеть больше. Я был удивлен, потому что даже сейчас, пересматривая свои первые ролики, я не знаю, как это могло кому-то нравиться. Посмотрел на отклики, подумал, что можно попробовать позаниматься этим дальше, и продолжил.

– Откуда вообще такой уровень владения английским?

– Понятно, что английский преподают со школьных лет, с третьего класса, но, я думаю, что этот предмет у всех ассоциируется с уроком, где ты катаешь вату и можешь косить. В принципе, у меня так и было до девятого класса, я не очень уделял этому внимание, пока не столкнулся с проблемой, когда как раз начал увлекаться ММА.

Началось все с Федора, когда я узнал, что наш русский чувак уничтожает мир. Посмотрел все его бои, которые были в общем доступе. Если я не ошибаюсь, далее было затишье, а после этого началась эра Джона Джонса и Андерсона Силвы. Он бился с Боннаром еще в то время. Тогда я еще не смотрел UFC в целом, я смотрел только бои, которые мне интересны. А потом постепенно смотришь больше боев и начинаешь полностью врубаться и смотреть все. Обратил внимание, что в сети есть очень много контента, но только на английском. Я смотрел YouTube и не особо понимал, о чем они говорят. Понимал очень смутно – какие-то слова, какие-то вещи, но даже не 20% от всего. В связи с этим с десятого класса в школе я начал активно изучать язык и обращать внимание на то, что говорит учитель. Тем более, школьная программа, по-моему, с каждого года начинается заново, ты в принципе можешь научиться. Два года в школе я поучил английский, и уже начал нормально все распознавать, но тоже не полностью – все равно были проблемы с пониманием. Но по мере того, как я начал смотреть на YouTube кучу видео на английском, в основном, ММА тематики, потихоньку натаскивался.

ЧИТАЙТЕ У НАС: Почему для Федора не нашли замену

В институте, когда распределяли по группам английского, мне сказали, что у меня был уже хороший уровень для первого курса, и посоветовали смотреть фильмы. Но я их долго не смотрел, начал где-то только с третьего курса. Сейчас стараюсь смотреть все фильмы на английском, если не иду в кино.

В принципе, на самостоятельном обучении можно выйти на нормальный уровень. У меня же не очень хороший разговорный уровень – я не знаю многих грамматических конструкций, не знаю многих терминов, но понимаю все без проблем. Найдите тематику, которая вам будет интересна, в которой вы разбираетесь и знаете терминологию, и начните смотреть максимальное количество видеоматериалов по этой теме.

В роликах UFC есть английский с польским, ирландским, бразильским и многими другими акцентами. С каким сложнее всего?

– У Майкла Биспинга типичный английский акцент, к нему просто привыкаешь, и потом понимаешь его без проблем. Джоанна Енджейчик – мне кажется, что русскоязычным фанатам проще ее понимать, чем любых других иностранцев, потому что у поляков есть немного похожее произношение на русское. Т.е. она говорит достаточно понятно для русских. Если говорить про Джуниора Дос Сантоса, у всех бразильцев есть определенный акцент, к нему тоже достаточно быстро привыкаешь и начинаешь нормально разбираться.

А вот с Марком Хантом я долго мучился. У него как бы австралийский акцент, но такой еще и жеваный, потому что он быстро разговаривает и делает это не особо членораздельно. Вот к нему я долго привыкал, но потом привык, сейчас могу, в принципе, его нормально понимать.

В основном проблемы возникает не когда непонятный акцент, а какие-то шумы. Когда ты просто не можешь физически расслышать какую-то реплику. Например, когда боец говорит достаточно тихо, а кто-то на заднем плане шумит, и непонятно, что происходит. А с акцентами проблем особо нет.

– Как вообще это все выглядит технически?

– Сначала я один раз смотрю видео, которое буду переводить. Просто посмотрел, как если бы даже я не хотел его переводить, просто глянул для себя. Засунул это видео в видеоредактор и начинаешь слушать реплики. Обычно реплика – это буквально одно-два коротких предложения до шести секунд, потому что дольше шести секунд иногда тяжело запомнить. Грубо говоря, в среднем одна реплика – это четыре секунды. Например, боец говорит: «Я хорошо подготовился, я мотивирован, я нокаутирую его». Вот одна реплика. Обрезал эту реплику на начало-конец, убавил громкость, поставил на начало, записал сверху по-русски, обрезал какие-то шумы лишние. Вот так по репликам и прорабатываю все видео, ничего на листок не пишу.

– Что самое нудное в этой работе?

– Самое ужасное – это когда у тебя технические проблемы, например, когда у тебя вырубается проект, на который ты все записывал, и тебе все приходится делать заново. Вот это самое плохое, и это случается. В программе есть определенный «косяк», когда у тебя в проекте может быть несколько видео, и если ты хочешь переключиться с проекта на проект, т.е. с видео на видео, ты можешь случайно нажать на крестик, и все закроется, весь прогресс уйдет. И его никак не вернуть. Находится этот крестик прямо около названия видео – и это проблема.

А именно нудятина – когда просто не интересно боец говорит. Когда боец не интересно говорит, я думаю, это не интересно и переводить. Обычно я стараюсь фильтровать и не брать такие видео, где совсем не интересно. Конкретных бойцов не назову, но обычно это типичные реплики из UFC Embedded. Не когда она веселятся или рассказывают что-то о себе или своей семье, а вот эти моменты, когда они тренируются и говорят одно и то же. «О, сейчас у нас легкие тренировки, мы сейчас двигаемся, мы отрабатываем тактику» и так далее. Это все уже понятно всем, и в каждом Embedded это повторяется по два раза. Не то чтобы это напрягает, потому что уже как шаблоном записываешь за один раз и не паришься, но просто этот момент, мне кажется, UFC пора заменить.

Самое веселое?

– Мне понравилась конференция после замеса Кормье с Джонсом в Лас-Вегасе. Вообще мне нравится, когда бойцы жестко срутся, вот откровенно. Когда они подогревают интерес, иногда перегибая палку, но мне интересно и весело это смотреть. Я достаточно легко к этому отношусь и не думаю, что подобные оскорбления должны очень строго восприниматься публикой, типа: «Что ты показываешь, не смей это говорить» - это же эмоции бойцов. Кормье и Джонс, когда они сидят и просто гонят друг на друга, Круз – Гарбрандт из такого же формата, но у них было чуть помягче, конечно же, МакГрегор – Диас – вот такие видео.

ЧИТАЙТЕ У НАС: Бил ли мешков Федор Емельяненко

– Ты довольно часто материшься на видео – у тебя есть какое-то четкое понимание, когда и кто какое слово сказал и какой у него эквивалент в русском мате или ты просто передаешь эмоции?

– Я не матерюсь безосновательно, я матерюсь только в случае, если кто-то говорит слово «Fuck» или что-то подобное. Естественно, у них это очень ходовое слово. Оно часто пролетает, причем как в безобидном значении, вроде: «Блин, я что-то уронил», которое я так и переведу, так в более жестком – например, когда бойцы кроют друг друга матом. В таком случае я подставляю что-то более подходящее по смыслу, потому что в русском языке мата больше. Когда оппонент матерится – тогда матерюсь и я. Безосновательно я не буду ругаться. Ну, например, когда я перевожу Демиана Майю, который в жизни матерного слова не скажет, естественно, в его репликах у меня мата никогда не будет. МакГрегор, Диас – когда такие ребята разговаривают, естественно, там мат на мате.

Есть мнение, что МакГрегор твой любимый боец.

– Тот факт, что с него все началось – это не означает, что он единственный боец, который мне нравится. Просто мне очень нравился его акцент – я долго адаптировался к тому, чтобы понимать, о чем он говорит. И потом показалось, что мне это удалось.

К Конору я отношусь хорошо, он нравится мне, как боец. Понимаю тех людей, которые его критикуют, но я смотрю на это с нейтральной точки зрения. В принципе, он уникальный боец – таких не было раньше, и я не знаю, будут ли в ближайшем будущем. Мне кажется, МакГрегор представляет много положительных качеств. Да, так же много и отрицательных, неприятных. Очень много резких высказываний в адрес других бойцов, конечно, растят его хейтерскую базу.

У тебя есть отличная возможность слушать, как комментируют бои Кормье и Джо Роган. Это интересно?

– Работа комментаторов в США и в России – это небо и земля. Там сидит Даниэль Кормье, который выступал на Олимпиаде, у которого бешеный опыт в UFC и который побил множество знаменитых бойцов. Он знает всю эту кухню изнутри, он это видит, и, конечно, он всегда дает комментарии по делу. Технического или даже психологического плана, всегда очень четко. Джо Роган тоже уже около 15 лет работает в UFC, его интересно слушать. Иногда он делает очень хорошие замечания – например, в поединке Де Рандами и Холм после второго удара Жермейн он вопил, что нужно снять с нее очко. Он просто негодовал. Это интересно слушать.

Интересно слушать и журналистов, в том числе, и малоизвестных. Больше всего мне нравится аналитик Люк Томас. У него два подкаста – в одном он разбирает непосредственно бои, технические стороны, различные аспекты, в другом, который выходит по средам, он просто общается на свободные темы, отвечает на все вопросы фанатов. Полуторачасовой подкаст. И я смотрю его как по будильнику, мне очень это интересно.

– Был случай, что Джо Роган назвал Валентину Шевченко Валентиной Шлеменко, замечал ли он еще какие-то косяки у них?

– Ляпы бывают у всех, и у меня бывают наверняка, я почти уверен, даже пару раз замечал, когда видео уже выложил. Но это рабочие моменты. Конечно, не очень красиво, когда путаешь фамилию человека, но Джо можно простить – наши фамилии тяжело произносить. Мне кажется, что все англоязычные люди, которые без проблем выговаривают фамилию Нурмагомедов, достойны аплодисментов. Хотя мне кажется, что близится время, когда они будут обязаны выговаривать его фамилию и даже знать, как она пишется.

ЧИТАЙТЕ У НАС: Кто финансирует Федора и кого рекламирует Федор

– Были ли предложения где-то поработать еще? Может на «Матче»?

– Я считаю, что моих технических знаний именно в ММА аспектах недостаточно для того, чтобы комментировать, для того чтобы мои комментарии были уместны. Понятно, что поболтать я может смогу, именно заполнить эфир, но дать какие-то точные заметки по поводу боя, по поводу технических действий бойцов – мне кажется, это надо смотреть и пробовать. У меня нет таких знаний на данный момент.

В прошлом году летом меня один раз приглашали комментировать местные бои в Екатеринбурге для канала «Бокс ТВ», но мне пришлось отказаться, потому что я думал, что уеду на соревнования в Саратов по гребле. Нужно было заблаговременно предупредить их, я сказал, что, к сожалению, не смогу. И в итоге оказалось, что я не поехал в Саратов. Естественно, жалею.

– Ты же греблей занимаешься? Необычный выбор

– У меня астма с четырех лет. Посещал пульмонолога, и врач сказал, что мне надо заниматься спортом и начать плавать в бассейне для укрепления легких. Мой отец сам когда-то не очень долго занимался греблей, буквально пару месяцев, поэтому он рассказал мне, что есть вот такой спорт – гребешь на лодке, а в межсезонье, пока зима и лед, - есть бассейн, тренажерный зал и лыжи. Я согласился, и в 10 лет меня отвели на греблю. По сути, до сих пор занимаюсь этим спортом, но сейчас на это активно накладывается учеба.

– Какие перспективы в этом спорте?

– У нас на Урале ярко выраженная сезонная климатическая зона, поэтому зимой особо не позанимаешься. Только если ездить на сборы, как раз сейчас у нас несколько ребят в Краснодар уехали. Лично мои перспективы – я не знаю. На самом деле я еще не определился, буду ли я продолжать после этого года, когда закончу институт. Сейчас институт спонсирует эту деятельность, а без этой помощи я не знаю, будет ли у меня желание ездить за свой счет по сборам, тратить деньги на инвентарь. Если говорить о возможном попадании в сборную – нужно работать на постоянной основе, а у меня из-за зимы такой возможности просто нет. Поэтому пока что туманные перспективы.


В какой момент ты понял, что Владимир Антоненко как переводчик видео про ММА популярнее Владимира Антоненко гребца примерно в 100 раз?

‑ Я начал переводить на втором курсе, если не ошибаюсь – либо полтора, либо два года назад. В принципе, за счет гребли особо не прославишься – успешных русских гребцов мало кто знает, хотя у нас есть Олимпийские чемпионы. Но и переводить я начал не для популярности. Просто было интересно.

– Переходи в ММА. Из гребли можно взять выносливость и сильный верх?

– Если серьезно, то пока даже проводить тренировки не пробовал, но очень сильно горю желанием попробовать. Так же очень сильно хочу попробовать джиу-джитсу, мне очень нравится. Пока что я не добрался до этого, но я обязательно хочу попробовать.

А так – после тренировки в зале я могу зайти побить грушу. Не сказать, что я хорошо ее бью, но, думаю, что типичного обывателя, который вообще никогда не сталкивался с грушей, я могу не то чтобы научить, но показать пару ударов. Могу с разворота в корпус научить бить.

ЧИТАЙТЕ У НАС: Чего ждать от Федора Емельяненко в 40 лет

– Сколько времени прошло между публикацией первого переведенного видео до первого перевода на карту?

– На самом деле, прописанные под видео донаты ребята редко пополняют. Когда кидают – я в шоке. Я не жду, что люди будут присылать мне что-то на Qiwi. Понятно, что меня финансово поддерживает Андрей (админ паблика Best of MMA), мы уже давно сотрудничаем. Но поначалу я не просил денег за переводы где-то на протяжении года, если не ошибаюсь. Затем я решил попробовать создать свою группу, и Андрей просто сказал: «Давай ты лучше с нами поработаешь за деньги». Я согласился, мне было не так принципиально, тем более аудитория у Best of MMA шире, а изначальная цель – как можно подробнее освещать этот спорт и делать это для творческой самореализации. Поэтому где-то год-полтора, наверное, с тех пор, как я сделал первое видео, и мне начали платить за это.

– Какую примерно сумму это приносит в месяц?

– Если есть какой-то крупный турнир, к которому я делаю Embedded и много интервью, то, наверное, выйдет где-то 10 тысяч, не больше. Потому что видео все равно не так много. Я уже день третий ничего не делаю, потому что игра не стоит свеч, реально ничего интересного не выходит. Делать что-то старое не актуально – это посмотрят, я уверен, что будут какие-то просмотры, но интересно ли смотреть, то, что сказано два года назад? Я не уверен. Поэтому около 10 тысяч, при условии, что есть крупный турнир. При затишье получается меньше.

– Ты бы смог работать репетитором?

– Наверное, нет. Как я сказал – грамматику я не знаю так, что она у меня отскакивает от зубов. Я больше интуитивно воспринимаю – когда неправильно говорят, мне это режет слух. Но чтобы это как-то структурировать и донести другом человеку, наверное, не смогу.

В повседневной жизни тоже особо не использую знания, хотя хотел бы. Сейчас я заканчиваю обучение, надо искать работу, и я бы хотел каким-нибудь образом связать себя с английским. Но это, конечно, проблематично. Сертификатов никаких нет, поэтому, видимо, придется идти сдавать язык и получать разные сертификаты и другие документы.

Текст: Богдан Доманский


comments powered by Disqus
РОНДА РАУЗИ ВОЗВРАЩАЕТСЯ - UFC СНИМАЕТ ИДЕАЛЬНОЕ ПРОМО